Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:08 

Мне сказали Слово©
Одному человеку кто-то в шутку сказал, что на свете есть всего четырнадцать настоящих книг - и внутри каждой из них живет птица. Раньше, мол, было больше и книг, и птиц - но тот, кто отпустит хотя бы одну, сможет исполнить любое свое желание.
Один человек спросил: а как их отпускать?
Шутник поднял бровь и сказал: ты их сначала найди.
Один человек подумал: да это же просто. Птицы есть в книге о птицах. Вот только как узнать, которая мне нужна?
Из детской книги о птицах один человек вырезал всех птиц. Не всех целиком - от кого-то только крыло и лапки; и, наверное, из-за этого - а еще потому, что дурацкая книга была для детей! - ни одна из птиц ему не откликнулась.
И тогда человек их сжег. Ему все казалось, что от огня пахнет горелым мясом и палеными перьями, но пепел - был только бумажным, некоторые страницы, даже сгорая, сохранили форму птиц.
Что только один человек ни делал с книгами! Он их вскрывал, и рвал, и делал оригами из страниц, и закапывал, и бросал в воду, и подкладывал в гнезда - все было бесполезно. И словно назло - в парке какой-то старик вслух прочел из книги стишок - и вместо книги темная птица села ему на пальцы.
Один человек увидел это и онемел. Он мог думать только о том, что книг осталось всего тринадцать.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, солёное, как море

12:06 

Мне сказали Слово©
Век двадцать первый. В Стране без чудес - полшестого.
Время обижен, и вторники снова и снова.
Вечный февраль, и Алисины утра мелькают:
От пробуждения до остановки трамвая.

Белые кролики мимо спешат, причитая:
"Ах, наши ушки, ах, усики, мы опоздаем!
Нам не сносить головы..." - и бегут на работу.
Утро Алисы проходит в мечтах о субботе.

Все, как обычно: с коллегою Соней в подсобке
С чаем скучают - ведь кофе не в кайф без сдобы.
Сдоба добрит, но - полнеешь... Они с сожаленьем
Думают о мармеладе и банках с вареньем.

После - отчеты, звонки, совещанья и встречи.
Утро Алисы темнеет и прячется в вечер.
Словом, варкается. Чайник тихонько клокочет.
После работы - лишь шесть остановок до ночи.

Отдых в кальянной и боулинг морскими ежами.
Синяя бабочка курит вприкуску с грибами.
"Право же, что за гламуррр," - раздается над ухом.
Звук ниоткуда. Наверно, проблемы со слухом.

Падая в нору сурочью, Алиса забыла,
Кто она, что она... Правда, порою на мыло
Письма приходят с одной закрывающей скобкой...
Их распечатки хранятся в особой коробке.

Вечный февраль. И, закутавшись в плед, вечерами
С кружкою чая, коробкой конфет и мечтами,
Веря, что есть еще выход из этого круга
Ты отвечаешь на письма с улыбками друга...
© Ч.Ширская

@темы: Dancing in the moonlight

12:04 

Мне сказали Слово©

@темы: smile, Cat, smile

12:00 

Мне сказали Слово©
- Возьми, - сказала принцесса настойчиво, - мне страшно неловко, что это не шарф, не локон, не поцелуй, но от нее тебе будет больше пользы.

Рыцарь отвел руки и опустил взгляд. Хрупкая синяя чашка дрожала в его ладони.

На дне чашки лежало небо. Рыцарь крутил чашку и смотрел вверх и вниз в растерянности. По дну чашки ползли облака, наползали на крохотное солнце. Из яркой сини вылетел крохотный дракон, не больше мошки.

Рыцарь дернулся, расплескав синеву, выхватил меч, - но огромное небо было пустым и чистым.

***

- Польза? - бормотал рыцарь. Он пристроил чашку на луку седла и по сторонам не смотрел; конь вздрагивал и стриг ушами. Солнце поднималось и падало к вечеру, но в чашке уже стемнело; рыцарь, очарованный, смотрел, как мелкие звезды дырявят мелкое небо - их уколы были не так заметны, как ощутимы. Темнота заполнилась светляком; рыцарь склонился к чашке, и навстречу ему, заслонив все, выплыл глаз.

Рыцарь снова вздрогнул, и конь снова вздрогнул; вздрогнула чашка, фонтаном выплеснулась вода. Глаз закрылся и растворился.

***

- Гномы, - рычал дракон, - гномы, - ревел дракон, - ТВАРИ!.. Мелкие, мерзкие, гнусные, давить их...

Злился, ворочался; пытался уснуть, но уснуть не мог, - грызла тоска по маленькой синей чашке, по крохотному голубому небу. Вскакивал, бродил по пещере, переворачивая сокровища, - но сокровища не утешали, - и с отчаянным ревом бросался вон. Мелкие, мерзкие, гнусные гномы.

Но кого еще он мог обвинить? Он берег ее, он хранил ее так, что ни единой трещины не появилось на стенках.

- Грааль, - бормотал дракон, - Грааль...

***

Рыцарь поднял чашку и наставил на небо, как телескоп. Цвет совпадал, но облака и птицы в чашке были необъяснимо и непристойно маленькими. Внезапно из чашки вновь полилась вода. Рыцарь резко опустил руку.
В огромном небе остался белый кружок.
Не веря себе, рыцарь снова наставил чашку на небо, вновь полилась вода, и снова остался кружок на небе. Рыцарь испуганно дернул себя за ус и вдруг увидел, как сквозь кружки, рыча и толкаясь, лезут огромные грозовые тучи. Из чашки вновь полилось, и в ответ громыхнуло в небе. Конь попытался встать на дыбы (рыцарь едва успел схватить чашку покрепче) и помчался от туч, не разбирая дороги.

***

Хотела вчера дописать еще пару историй: про то, как рыцар-р-рь, спрыгнув с коня, вбежал в пещеру, в пещере было темно и только чей-то далекий голос звал бога и хлопала крыльями летучая мышь; конь упирался, в чаше светилось, за пределами пещеры тучи грызли друг другу бока, и внезапно чьи-то прохладные руки начали трогать рыцаря за лицо, за плечи, за талию, за коленки; от этих прикосновений он слабел и не решался оглядываться, пока женский голос его не позвал. Глух был рыцарь или, может быть, глуп был рыцарь, нашел себе оправдание - показалось, принцесса зовет, а с ней надо поговорить про чашу (откуда в пещере принцесса, в голову не пришло). Обернулся - а там.
Мне хотелось написать про прекрасную женщину и про ужасную женщину - и то и другое было бы страшно банально, но варианты разрывали меня пополам. Нужно-то было всего, чтобы на женщине были башмаки из тяжелого дерева (другая одежда - опционально), и чтобы башмаки эти рыцаря... что?

Сначала хотелось, чтобы, от женского тела пьяный, он прижался к этим ботинкам щекой. Потом думалось, что до них он даже и не добрался - из чаши поднялся огненный столб, в котором кружились глаза, и женщина вместе с деревянными башмаками исчезла.

Не может же рыцарь, потроганный во всех местах, ни с того ни с сего оглянуться через плечо и обнаружить посреди темной пещеры тяжелые деревянные башмаки, в которых никого нету.

И надо было потом, чтобы рыцарь, жестоко избитый и совершенно измученный (башмаки гнались за ним по пещере и пинали куда попадут, чашка жгла ладонь), выбрался из пещеры - и чтобы конь куда-то пропал - и чтобы рыцарь хромал и старался не ненавидеть всех, все, а особенно - маленькую голубую чашку.

Нытье, скукота, нудятина - и не стала дописывать; а думаю теперь про сундук, тяжелый, конечно же, деревянный сундук, в котором хранятся зонтики и старые странные куклы.

***

- Я не говорил о любви, - шептал рыцарь, - не умею я говорить, нескладно выходит, и петь не умею, над ней бы смеялись все.. Дракона я не нашел, в поход не успел, Грааль, - он пожал плечами, - где тот Грааль; а каждый день без нее терзает и жжет, час без нее терзает и жжет, миг без нее терзает и жжет, я ранен, я обожжен, я в отчаянии. Вдруг я никогда больше не увижу ее?
Рыцарь встряхнул на ладони чашку, и по тонким стенкам вверх поползли тяжелые жирные облака. Рыцарь поднес чашку к губам и сделал долгий горький глоток.

***

Эльф выставил перед драконом девять чашек донышками вверх и скрестил руки на груди:
- Если угадаешь, мы отдадим тебе Грааль.
Дракон оглядел их и шумно вздохнул:
- А я могу их проверить горошиной?
Эльф безразлично пожал плечами.
Дракон выложил девять горошин на стол, и эльфы накрыли их чашками.
Ничего не произошло.
- Вот эта, - внезапно сказал дракон и стукнул когтем по донышку одной из чашек.
Чашку перевернули.
Вместо донышка было небо; по стенкам чашки ползли облака; горошина проросла, и стебель уходил в крохотное небо так далеко, насколько взгляда хватало.
Эльф выругался сквозь зубы.
- Спасибо, - сказал дракон.

***

Продолжение чашечной серии

В чашке плыл маленький дракон, и рыцарь так засмотрелся, что не заметил большого дракона, который сел на траву рядом с ним. Только когда конь забрыкался, забился, рыцарь опомнился.
К мечу тянуться не было смысла, дракон в чашке крылья сложил. Большой дракон прищурился и сказал:
- Я бы дыхнул на тебя, но за Грааль страшно.
Из чашки медленно поднимались легкие белые облака.

***

Подходит к рыцарю дама: выпей со мной! В руках у дамы серебряный кубок, над кубком дымок; а вокруг - крики, пляски, мелькают нижние юбки, крутится яблочная кожура.
- Можно я из своей? - говорит рыцарь нежно. И вынимает простую синюю чашку и гладит пальцем по краю - а в чашке хмурится небо, а в чашке дракон летит.
Дама впивается взглядом в чашку, потом - в лицо рыцаря - и выплескивает свой напиток под копыта рыцарского коня. И крики смолкают, пляски стихают - только кожура еще кое-где сворачивается в кольцо, но люди уже уходят, прижимаясь друг другу, пятятся, и двери хлопают далеко-далеко.
- Почему? - спрашивает рыцарь - еще не сердито, только недоуменно; дама кривится в ответ и молчит. А лужица под копытами у коня дымится и земля от нее во все стороны расступается...

***

эпизоды, которые примыкают к истории чашки, но не входят в нее

Эльф сел на корточки перед побежденным драконом:
- Ну хорошо, - сказал он, - чашку у тебя украли. А блюдечко?
Дракон долго молчал, потом сказал медленно:
- А блюдечко я в первый же день случайно разбил на четыре части, и мы с твоим отцом похоронили их в яблоневом саду.
- Хорошо, - равнодушно ответил эльф. - Я сделаю вид, что тебе поверил. Но мы же оба знаем, что сад всего через полгода засох.
- А может быть, - дракон неожиданно усмехнулся, - кто-то опередил тебя и осколки оттуда украл?
Эльф, выругавшись, выпрямился.
*
Принцесса провела пальцем по трещинам в блюдечке. Разбитое и склеенное, оно лишилось части своей магической силы, но все равно позволяло следить за тем, кто хранил Грааль; и всякий раз, когда задумчивый рыцарь заглядывал в чашку, принцесса видела его глаза.

На самом деле это никогда не случалось.
© Nosema

@темы: солёное, как море, Dancing in the moonlight

11:49 

Мне сказали Слово©
Тронуло, как психологиня сказала про кризис в момент рождения - "он слишком силен, и поэтому мы забываем его" - и кризис момента смерти - "этот кризис нам неизвестен". Дамблдор говорил, что для организованного ума смерть - только очередное приключение, но я не подозревала, что есть люди, которые правда думают так.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight

11:46 

Мне сказали Слово©


Dante Gabriel Rossetti

Ecce Ancilla Domini! (The Annunciation), 1850

@темы: солёное, как море

11:43 

Мне сказали Слово©
Антилюда стала чуть ли не зеркалом дневника Nosema'ы. Но что поделать, если я отчаяянно боюсь всё это потерять. Глупые почти_влюблённые люди.

11:41 

Мне сказали Слово©
Перенесла наконец все старые черновики из памяти телефона в блокнот и компьютер - четыреста записей о погоде, надписи на заборах, цитаты.

В детском мире ценники рядом: «рыцарь спасения» и «рыцарь спасения с копьем за спиной». Второй дороже. Порадовали еще «фигурка людей» (в коробке и правда одна фигурка) и «карета но».
На заднем стекле маршрутки в пыли надпись: «Я упырь!!!»

Мой дипломный руководитель заставляет третьекурсниц на лекциях петь гаудеамус. Крики: я не хочу! Я не буду! У меня голоса нет! А он: давайте, давайте, не ломайтесь! Спрашиваю, когда можно будет ему позвонить. Отвечает: вечерком. После семи? Кивает: после восьми-девяти, где-нибудь часиков в двенадцать, мне будет приятно услышать ваше взволнованное дыхание.

Хотела сфотографировать, но стекло отсвечивает: «Требуется бармен, девушка не старше 40 лет».
Апрель, светло – а все равно холодно и противно, и с неба редко, мелко сыплются капли.
Видела зато дивную надпись на заборе: «странный ты человек сережа не пьешь!»

Цитата: «эстафетная палочка одиночества никому не нужна, разве что сатане для ковырянья в носу».

Конференция в честь Валгиной, цитаты из речи ректора: «она создала теорию, которая позволяет сделать законченного специалиста, законченного в хорошем смысле», «сегодня здесь в наших стенах приехали люди, для которых ценен и докладывают русский язык», «язык средств сми дает не только жизнь слову, но и жизнь мертвому, оскуделому слову», «у тех, кто сидит в зале, есть желание развивать свое речевое лицо», «Содействуют ли сми русскому языку в выполнении его функции в российском обществе? Нет! Они переключают нас на низкопробные западные поделки, на скудоумных петросянов, убойных оперов, которые доводят до исступления».

Даль утверждает, что ветер с моря называется моряна. Мораны у Даля нет, есть морена – но она тушеная репа. Там есть еще слова «моряно» - ветрено с моря – и «морянить» - дуть ветру с моря. А прилагательное, соответственно, не морской, а моряный ветер. И само определение нравится: «море – скопленье соленогорьких вод в обширных впадинах земной поверхности».
У Стендаля дивное: один поэт оскорбил свою даму; она два года его игнорировала, наконец велела сообщить, что если он вырвет у себя ноготь, который ей принесут от его имени 50 влюбленных и верных рыцарей, она, может быть, простит его.
О Мисиме: «хорошая книжка, если хочешь узнать, как _эти_ становятся такими»

На рекламе петелинских кур кто-то написал: «Трупоеды». Под этим такое многозначительное: «Любишь себя – выбирай петелинку!»
А сегодня днем у нас опять шел дождь – такими кляксами по асфальту.

«По моему мнению, все умалишенные повреждены в рассудке чертом. Если же врачи приписывают такого рода болезни причинам естественным, то потому, что они не понимают, до какой степени силен черт».

Сейчас такие синие сумерки, у всех уже окна горят и месяц видно. Уютно.
Небо сейчас слоистое. Облака как кудри. Вот бы над морем такое – как будто две девушки кудрями смешались.
На подоконнике замазкой: «Митя баллеет за Спартак».
«Пошел ты к черту, дурак, ступай перепорть всех албанцев – получишь остроконечную шляпу!»
Рекламу на окне разрывает рама: «скейтб\орды», велоси\педы». Изящно.

Весь день было серо и хмуро, сейчас тучи разошлись и закат нежный-нежный. Размытые розовые облака.
На шкафе свет и тени из окна нарисовали женский профиль. Дама с маленькой обнаженной грудью, в лавровом венке, запрокинула голову, закрыла глаза и кричит.
Пытаюсь снять камерой дождь: на экране получаются полосы, звук – еле слышное чавканье, а на самом деле гром.
У нас дождит сегодня. Картинка: тучи такие темные, пухлые, небо все в мягких лиловых складках, а на западе бледно-желтый свет и толстые трубы: дым от них поднимается прямо вверх, и кажется, что это такие свечи.
«Иероглиф, обозначавший понятие «прежде», изображался так: рисовали солнце, а над ним или под ним бурлящие волны».
«Красота – это чувственный восторг от созерцания формы, содержание которой кажется нам прекрасным». И дальше про то, что от обаяния любимого лица человек абстрагироваться не может.
Сегодня все тучи как рыбки – с золотистыми брюшками.

Под крышей строймагазина живет ласточка.
Выдумывается, что море вылупилось из яйца и поначалу маленьким было и слабым – пустыня больше была, небо больше было. Чем кормят море, чтобы оно росло? Дурной кровью? Слезами?
«Вот эта дорога вышла из воды и в воду же возвратится: два месяца назад здесь плавали в лодке, а сейчас ездят на телегах».
Бердяев о необъективности: «Любящий знает о лице любимого то, что весь мир не знает, и любящий всегда более прав, чем весь мир».
Мы на море собирались, а тут такой дождь, будто с неба верблюда плюют.
Сегодня облака паровозиками – ровные-ровные параллельные цепочки.
Все спят, все-все, может быть, еще три окна горят, кроме окон, выходящих на лестницу; и все еще дождь. Два клена рядом – желто-зеленый и ало-зеленый; выглядит как салют.

Утро позднее, а на улицах никого нет. Из окон пахнет горелой кашей и издали слышно шварк-шварк дворника и неуверенный лай.
Иду в какой-то глухой цивилизации. Даже не верится, что в городе может быть так тихо. Заборы и заводы и пыльные немые собаки. Я раньше как-то совсем не думала, что город не везде сплошной. Что не только магазины и красная площадь, не только метро, но еще и крошечные дворики в спальных районах – навес над подъездом увит сине-зеленым виноградом – и такие заброшенные места. Иду, а на меня листья падают. А вдоль разбитого асфальта растут поганки. Как будто город – живое существо. Из живых существ. Почему-то откровения всегда такие банальные.
У нас мелкий-мелкий дождь ледяной идет, такой холодный, что кажется - царапается. И тихо так, даже в центре. Часть деревьев еще зеленые, а часть – уже лысые; большинство – желто-зелено-лысые: проходишь под ними и чувствуешь, что этот лес заколдован.
Снег идет, крупный и твердый, как кокосовая стружка.
На белом снегу следы и тени, и кажется, что бежишь по краю розы. А замерзший тротуар выглядит как крокодил.

Вроде сидишь рядом с людьми, даже – между ними, смотришь фильм – а фильм перебирает тебя, входит то одним, то другим кадром – а ты уже знаешь, чем все закончится, и не предвкушаешь, и не ждешь, просто тоскливо знаешь – а рядом с тобой смеются, так заразительно, что тебя тоже от смеха трясет – и все это – разъединяет, разъединяет. Чужие люди. После фильма начинают что-то между собой лопотать, а я хочу уйти и никогда больше никого не видеть, ни с кем не разговаривать.
Человек, который всерьез думает, какую туалетную бумагу взять – не желтую, говорит, только зеленую или голубую.

Снег подтаял и похож на шляпку гриба изнутри, такой же ноздреватый.
У нас на потоке была Странная Девочка. Она даже физически Уходила в себя – сутулилась сильно, носила темные очки. А в классе был Странный Мальчик. Я просто встречаю на улице людей – точь-в-точь. Лица другие, а возраст тот же. Как будто и мы не взрослеем, а только освобождаем матрицы, чтобы их занимали другие люди.
Убеждаю себя, что не хочу пирожных, таких маленьких, с желе, кремом и фруктами. Разве можно подумать, что я их хочу? Пальцы прыгают, вместо «их» получается «ифиф».

На заляпанном автобусе вместо «помой меня» – «с агнём не играй».
На грузовике: «Набор водителей».
Ценник: «чай три листа пак (похудение) (Тя)». Меня еще сразила манера переносить слова: «Анг
ел»
«лет
ящий ангел»
«зве
зда».

Реклама. Для понта текст идет снизу верх. Итог (сверху вниз): «Тонус!
Подарим
Стресс,
Снимем».

На Белорусской есть улица – по одной стороне дома живые, а по другой брошенные. Между ними глубокий овраг, рельсы для Аннушек, да еще брошенные дома огорожены забором с колючей проволокой. На заборе постоянно рисуют, но я только сейчас заметила, что в окнах тоже. Представляешь: окна слепые, ржавые, и из этой ржавчины – ярко-голубое небо. Или малиново-желтое. Или лиловое. Как будто инопланетники рисовали свое.

В кафе, за самым тихим столиком сидят двое: она читает со словарем, карандашом рисует в книге, пьет кофе из красной кружки; напротив – он, редактирует таблицы на ноуте и грызет сухарь.

Снега по уши! Все такое белое-белое и по-снежному тихое, хотя все обычные звуки слышны и снег под ногами скрипит. Маленький мальчик медленно и задумчиво расчищает машину, его папа, явно нервничая, притопывает рядом и молчит.

За два дома до куста пахнет черемухой, но если встать прямо под ней, то пахнет картошкой. Возле керамика-гранит целуются жирафы. А потом дальше железная дорога и изумрудная трава по обе стороны от нее, сирень, разобранные жигули, сквозь которые тоже что-то растет. «ОсторожноСкользкиеСтупени» покрыты пылью, но я пробую ногой, и нога скользит. Последнее, что увидела из такси, - розовый шарик в ветвях тополя.

«Поймаем тех, кто рисует на стенах, заставим платить родителей за ремонт всего здания».
Ценник: «Шоколад очень вкусный 30 руб»
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, Кто здесь?, Город как миф и реальность

11:39 

Мне сказали Слово©
В Голливуде любят собак. Собак любят, а кошек нет. Сходив с сыном на «Вольта» лишний раз в этом убедилась. Сам по себе милейший мультик. Стандартный набор голливудских штампов, приправленный парой ложек оригинальности. Очередной бальзам на душу любому собачнику.
Ну да я не о мультике. Я о том, что кошек они не любят. И по этому поводу лично у меня есть 4 версии.
1.Американцы ВООБЩЕ не любят кошек на уровне национальной идеи.
2.Американские киношники не любят кошек, в силу какой-то специфики профессии. (Может они им сценарии портят?)
3.Уолт Дисней, не любивший кошек, ввел моду «кошки-зло» и все до сих пор ей слепо следуют, не зависимо от личный предпочтений, просто потому, что это стало хорошим тоном. Классик всё-таки, великий человек.
4. Про четвертую версию, кажущуюся мне если не самой правдоподобной, то самой занимательной, будет отдельный пост. А то как-то больно длинно получилось.

Единственным положительным котом, пробравшимся на экран, стал Гарфильд. Как ему это удалось – загадка. Возможно, роль сыграло то, что Гарфильд не киноперсонаж – он герой комиксов созданных НЕ американцем. Комиксы были популярны именно с таким Гарфильдом – переврать его образ и сделать его отрицательным, с точки зрения рейтинга было не допустимо. От остального режиссер откупился сюжетом про спасение собаки – вся история вообще-то закручена не вокруг кота, а вокруг бедного, страдающего, насквозь положительного пёсика, а очень не однозначный кот является неким оттеняющим фоном. В комиксах же непроходимая тупость этого пса, наоборот, является оттеняющим фонон для мудрой, остроумной и немного циничной философии кота.
Впрочем, до Гарфильда был еще один положительный кот – Феликс, герой старого малопопулярного мультсериала сериала с примитивной графикой и сюжетом.
И на этом всё! В отместку Голливудом были созданы толпы котов-негодяев и котов-для-битья. Диснеевские Толстопуз, кот из Золошку. Несчастный Том, периодически пускаемый на фарш гадкой мышью. Еще более несчастный, зашуганый, нервный тощий черный котяра от «Ворнер Браверз», над которым измывается по очереди канарейка, хозяйка и соседский бульдог. Апофеоз этой кошконенавистнической компании - фильм «Кошки против собак».
Более того, у каждого кинозлодея-человека просто обязан быть кот! Хорошие парни любят собак, злобные тетки и маньячные дядьки – котов и кошек. Таких же злобных и маньячных.
И если в фильм по сюжету, надо убить домашнее животное – убьют кошку. И крупным кадром покажут кошачьи ошмётки, размазанные по стене.
А вот если надо спасти – спасут собаку. Собак в фильмах спасают всегда. Если бы киногерои, обреченные режиссером на неминуемую гибель, были бы посообразительней, они похватали бы в охапку по собаке. И их бы сразу спасли. Тот же «Вольт» - яркий тому пример. Никто не спохватился, что на пожаре пропал девочка. Все крики матери «Где мой ребёнок?» благополучно пропускаются мимо ушей. Но, заслышав собачий лай, раздающийся из эпицентра пожара, туда тут же ринулась целая пожарная команда. Хепи-энд. Ребенок спасен вместе с собакой. Думаете это сюжет о собачьей преданности? Ну, и о ней то же. Но, прежде всего - о приоритетах Голливуда.
Вообще – закон жанра. Если группа людей с собакой находится в критической ситуации, в конце спасётся главный герой/героиня, негр и собака. Ну, может, еще кому повезёт. (Яркий пример – «Дневной свет», уж простите за каламбур).
Единственный фильм, где собак таки замочили – «Обитель зла». Тут спаслись героиня и негр. Потому что, собаку не спасти еще можно, а вот негра – нельзя ни никак. Но это уже другая история.
© SilverFox

@темы: smile, Cat, smile, Кто здесь?

11:36 

Мне сказали Слово©
Вода зреет в драконьем теле, холодные капли откуда-то сверху падают в озерцо, и ничего не слышно, кроме плеска. Потом, много позже, дракон открывает пасть; вода течет по шершавому языку в подставленное ведро. Пока дракон спит, от него пахнет маслом.
*
Улица остывает, наполняется тенями, тени переплетаются, как лозы, и вечер раскачивается, словно корзинка со змеями: шипение. стук. стук.
*
Принцесса лежала в кровати, изнемогая от жажды поцелуев; рыцарь, гремя и лязгая, лег рядом с ней; сказал потерянно: прости, кажется, эти штуки.. кажется, эти штуки ко мне приросли. Принцесса сказала: не верю; попыталась поднять забрало; Ммф! - вскрикнул рыцарь. - Бубу! Губы!
*
Асфальт сухой, каблуки скребут по нему, как нож по тарелке. Глянь под ноги - и увидишь сноп искр.
..но под ногами нет ничего, кроме длинного льда; и искрами рассыпается брошенный прохожим окурок.
*
Великан поворошил пальцами в бороде. С криком ужаса на великаний живот выпал маленький человечек; великан подхватил его и бросил в рот.
*
Стоим в конусе слабого света, фонарь мигает, и кажется, что меня зовет не человек, а голодный дух.
- Купите картошку, барышня!
*
Тетушки Нея, Инея, Данея кричат друг на друга, взявшись за рукава:
- Кто выпил весь чай? - кричит Данея.
- Не я, - отвечает Нея.
- И не я, - говорит Инея. - Не ты?
- Да не я! - кричит Данея. - И убирать я не буду больше!
Пусть убирает кто хочет.
- Но только не я, - говорит Нея...
*
Остановишься и не сможешь пошевелиться. Подняв к небу перчатки, из темноты выступают кусты.
Сумка режет ладонь. Я считаю.
*
- Серафимы чешуекрылые, жесткокрылые, перепончатокрылые. Летяги...
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight

11:34 

Мне сказали Слово©
1.
Каждое лето дракон переезжал поближе к морю и перевозил с собой свои сокровища: полинявший от времени надувной мяч, коллекцию тайных камней - в воде они становились рыбками, - и чучело женщины, которая танцевала. Дракон оставлял ее на берегу, чтобы видеть, что он не заплыл далеко - морской ветер выдувал из чучела зимнюю пыль, и казалось, что женщина все еще пляшет, радуясь возвращению дракона.
Людей дракон не любил. Когда двое нашли его дикий пляж и трогали женщину, пытаясь понять, что с ней такое, дракон щелкнул когтями и превратил одного в стаю бабочек, а другого в аиста; аист бессмысленно щелкал клювом, охотясь на маленьких крабиков, бабочки разлетелись кто куда, а чучело дракон осторожно внес в воду - и волны разбегались от них.

2.
Осенью дракон поднимался в горы, чтобы охотиться на овец и дуть на желтеющую траву. Иногда он устраивал камнепады. Стоя где-нибудь высоко, он слушал, как камни грохочут вниз и тихо-тихо мурлыкал песенки.
Дракону нравились тролли. Они не обращали на дракона внимания до тех пор, пока он не сталкивал их вниз; снизу некоторые подпевали.
Иногда дракон брал с собой чучело женщины, которая танцевала. В эти дни он не охотился ни на кого, только лежал, свернувшись, в корнях упрямого дерева, и чучело, держась за драконий хвост, плясало в текущем из-под корней ручье.

3.
Всю зиму дракон молол на карманной мельнице чешую. Мука сыпалась в огромный мешок, и чучело женщины, которая танцевала, то наклонялось над мешком, то отшатывалось. Дракон покрывался мукой от усов до хвоста, стены в драконьем доме белели, и тайные камни взволнованно колотились в своей коробке.
Дракон никогда не брал их с собой.
Его очередь наступала во вторую среду января. Раз или два приходилось подменять других драконов - дракон всегда оставлял немного муки в мешке специально на этот случай.
Больше всего ему нравилось на миг выглянуть из облаков, когда мешок практически пуст, - перетертая чешуя лежит на земле и в рассеянном свете сияет, как драгоценные камни.
После полетов сквозь облака он тяжело болел. Ему хотелось как можно скорее вернуться в небо.

4.
Весной дракон замачивал в огромном тазу одеяла и занавески; пока чучело, взбивая пену, топталось на них, дракон уходил глубже в лес и выкапывал из земли подснежники - цветы лопались на языке, дракон, зажмурившись, самозабвенно чесал отрастающую чешую о сосны.
Весной он совершенно случайно встречался с другими драконами. Чучело не замечало, как густеет на полянах трава, как настойчиво зеленеют листья; дракон делил весну, как пирог, и у всех участников оставались на память шрамы. Ближе к лету дракон находил на полянах тонкую скорлупу и начинал собираться к морю...
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight

11:32 

Мне сказали Слово©
Наверняка многие знают, что героин когда-то писался с заглавной буквы, имел на конце твердый знак и продавался в любой аптеке, как лекарство от множества болезней. Детская доза была гораздо скромнее взрослой, но она все-таки была. И лишь много лет спустя выяснилось, что "патентованный заграничный препаратъ" - наркотик и зло.
Интересно, что нового мы узнаем завтра о привычных нам сегодня вещах?
Капли в нос окажутся сильнейшим взрывчатым веществом - надо только как следует перемешать их с малиновым вареньем и поджечь.
Пластилин окажется лекарством от СПИДа, и его будут измерять в баррелях, а цены на зеленый и синий будут основой мировой финансовой стабильности.
Шампуни от перхоти запретят к выпуску и продаже, поскольку в один прекрасный день перхоть отправит посла в Организацию Объединенных Наций и заявит, что более не намерена терпеть геноцид.
Слово "человек" станет ругательством, особенно в Америке. Дамы краснеют, мужчины хмыкают в кулак. Вместо этой похабщины всем будет рекомендовано говорить "двуногое белковое существо".
Портреты Тимати и Ранеток напечатают в музыкальных энциклопедиях сразу после Баха и Шостаковича. В биографических статьях о них будут рассказывать, как великих классиков не признавали современники, и как их громила критика, и как признание пришло только два века спустя. Статьи эти будет писать Людмила Марковна Гурченко, прямо из барокамеры.
На светские рауты нужно будет приходить в классических костюмах - строгий черно-розовый, пирсинг, стринги, кеды.
"Лады" и "Калины" никто не будет отличать от "Мазерати" и "Майбахов", все будут просто говорить: "Ой, смотри, старинная машина нарисована!" А видеокадры крушений болидов "Формулы-1" будут показывать чуть ускоренно и в сопровождении веселенькой музычки на расстроенном пианино.
Прозу Гришковца будут ненавидеть все школьники, потому что по ней будут писать сочинения "Луч света в темном царстве" и "Образ Гришковца в творчестве Гришковца".
Регину Дубовицкую канонизируют. Из жвачки можно будет выдуть себе плащ или зонтик. За незаконное хранение и распространение табака будут надолго сажать.
А джинсы выживут. И милиция.
С наступающим :)
© jazzzzman

@темы: smile, Cat, smile, Кто здесь?

11:27 

Мне сказали Слово©
Книга горящих страниц, должно быть, та, которую не пишешь, - целиком наполненная умолчаниями, промежутками между слов. Моя, наверное, уже весит несколько тонн - я даже самой себе не могу сказать, что с к у ч а ю, что расстояние м е ж д у н а м и огромно: не паузы между словами, а пропасти, чтобы признаться даже себе, я должна упасть.
Но я не знаю, как еще избавиться от памяти о тебе. У меня есть карта твоего города, но не твоего тела. У меня есть письма, написанные другими, но нет письма, написанного тобой, есть только корабль, который не поплывет, и горсть визиток.
Горше помнится не то, что было, а то, чего не было; и небывшее сочится сквозь пальцы: ночь, ночь, ночь.
И даже умалчивать это страшно.
© Nosema

@темы: они назовут это "блюз", солёное, как море

11:25 

Мне сказали Слово©
СЕБЕ, ЛЮБИМОМУ, ПОСВЯЩАЕТ ЭТИ СТРОКИ АВТОР

Четыре.
Тяжелые, как удар.
«Кесарево кесарю —богу богово».
А такому,
как я,
ткнуться куда?
Где для меня уготовано логово?

Если б был я
маленький,
как Великий океан,—
на цыпочки б волн встал,
приливом ласкался к луне бы.
Где любимую найти мне,
такую, как и я?
Такая не уместилась бы в крохотное небо!

О, если б я нищ был
Как миллиардер
Что деньги душе?
Ненасытный вор в ней
Моих желаний разнузданной орде
не хватит золота всех Калифорний.

Если б быть мне косноязычным,
как Дант
или Петрарка
Душу к одной зажечь!
Стихами велеть истлеть ей!
И слова
и любовь моя —
триумфальная арка-
пышно,
бесследно пройдут сквозь нее
любовницы всех столетий.

О, если б был я
тихий,
как гром,—
ныл бы,
дрожью объял бы земли одряхлевший скит.
Я
если всей его мощью
выреву голос огромный —
кометы заломят горящие руки,
бросятся вниз с тоски

Я бы глаз лучами грыз ночи —
о, если б был я
тусклый,
как солнце
Очень мне надо
сияньем моим поить
земли отощавшее лонце!

Пройду,
любовищу мою волоча.
В какой ночи,
бредовой,
недужной,
какими Голиафами я зачат —
такой большой
и такой ненужный?
© В. Маяковский

@темы: они назовут это "блюз"

11:12 

Мне сказали Слово©
Вы все такие прекрасные, что иногда хочется просто взять черенок от лопаты и отпиздить вас всех
© John Browns body

@темы: Кто здесь?

11:10 

Мне сказали Слово©
Похитил черт девицу – сказал, что ему нужна хотя бы одна рука на кухне, а сердце она может оставить себе, - и девица оскорбилась ужасно. Ну погоди же, решила она и с тех пор всю чертову еду переперчивала. О, говорил черт, но ты готовишь почти как мама!
(Каменные цветы не выходят.) Сбежать девица никуда не могла, потому что она не могла сбежать, черт охотился на адских равнинах весь день и приносил ей по вечерам то ветки с мясных кустов, то теневых оленей; один раз принес кусок ночного неба – девица развернула его и замерла, звезды качались перед ее лицом, но не сияли больше.
Ну что ты ждешь? – спросил черт. – Я бы хотел рагу.
Ты его убил, закричала девица, как ты мог!
Черт только рукой помахал: да что ему станет-то? вон, смотри, живое, такое же толстое, как и прежде, - я все-таки не месяц украл.
Девица смотрела в ночное небо над адскими равнинами и мяла ночное небо в руках – звезды кололи пальцы, перекатывались под тонкими облаками.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, они назовут это "блюз"

11:09 

Мне сказали Слово©
На только что вымытом яблоке обнаружилась очень живая и сердитая божья коровка.
*
На проходной охранник отобрал мой пропуск со словами: он у Вас закончился, Вы в курсе?
Как это? - спросила я. - Он же до двадцать восьмого.
Ну, - сказал охранник. - До. Значит, закончился.
Не, - сказала я. - До - значит включительно.
Вы меня заманали все! - возопил охранник. - Вы понимаете разницу между "до" и "по"? Включительно - это по двадцать восьмое! А Ваш пропуск закончился сегодня в полночь!
© Nosema

@темы: smile, Cat, smile, Кто здесь?

11:07 

Мне сказали Слово©
Кусочки бредовой дневниковой нежности: когда не копируешь-вставляешь автоматически имя милого тебе человека, а набираешь его вручную, по буковке.
Имя твоё - птица в руке, имя твоё - льдинка на языке... © М.Цветаева
© Странная Белая

@темы: они назовут это "блюз"

11:04 

Ворохом

Мне сказали Слово©
Карлсон, живущий на крыше мира: ветер бросает в небо горох, заносит в щели между небесными досками – и горох прорастает, и небо сверху – текучая прелесть поля. Карлсон сидит на крыше мира, болтает ногами…
Тревога от возможности, от осуществимости. Привези мне, говорит дама, алый цветок – только сначала горы перейди, реки переплыви, чудовище победи. Рыцарь только к двери – дама кричит: только горы должны быть непроходимыми, а чудовище непобедимым!
Иван-дурак едет весь день, Иван-дурак едет всю ночь, выезжает в чистое поле, к большому черному камню; на черном камне сидит человек. И говорит: все уже собрались; ты водку принес? Говорит: помогаю героям, оплата почасовая. Говорит: какие шикарные у тебя глюки. Говорит: мобильник гони. Говорит: целуй меня поскорее.
Забыть поменять в телефоне раскладку, писать список дел; очароваться внезапно: loimvoig, получается, надо найти, ao4ar, igoog.
Кладу руки на ведро зимы (и не помню, что это значит).
Упрекают, что дневник загадочный и абсолютно не личный, а мне кажется, что я только о себе и пишу, ни о чем больше.
Иногда и хочется заговорить, а невозможно; как будто меня из граммофона переделали в шкатулку, и все, что я могу, - хранить свои дни внутри. Я чувствую на себе узоры.

Вспоминаю: В старый пруд прыгнула лягушка - и внезапно смешно, потому что стихи эти сочинил Иван-царевич.
Папа-лунь и мама-луна; и детка их Джомолунгма

Один колдун ходил по замкам спящих красавиц и всем сонным девушкам клал на грудь невянущие цветы
Вместо снега сыплются с неба: бублики, буквы о, спасательные круги и погремушки, и люди проходят сквозь падающие круги, как рыбы, как тигры.
После первой простуды отношения с ветром портятся: хрипы в груди исключают из списка принцесс и переводят скорее в баяны; россыпь родинок – как россыпь кнопок.
У семи нянек дитя без глаза, у двенадцати – трехглазые дети.
Одна девица решила дракона поймать на собственную невинность: дракон ведь – тот же единорог, только в чешуе.
В пещеры входили по трое: один собирал булыжники, другой искал драгоценные камни, а третий слушал фантастические и записывал все, что они говорят. И под завалами камней находили невянущие цветы; превратившихся в камень красавиц.
Призраки обмениваются подарками дважды в год: на дни рождения и на дни смерти, это всем известно; меняются осколками тех оружий, которые убивали их: на дни рождения раздают, в дни смерти – собирают.

У меня иногда такое чувство, что я живу по спирали - или сквозь меня живут по очереди несколько человек; иначе как объяснить возвращение к одним и тем же темам? Раз в шесть лет просыпается гитарист, выходит взять пару уроков и засыпает снова; разбуженный шумом филолог кладет голову ему на плечо. Пригождаются учебники, которые я хаотически покупала лет десять назад и с тех пор ни разу не открывала; а может быть, это они звали меня все эти годы, раскладывали буквы поизящнее, как барышни, которые готовятся падать в обморок на руки кавалеру.
Мой кавалер любит коров и королев
Надменный - это тот, кому говоришь: давай меняться; а он отвечает: я выше этого; а потом забирает твое и взамен ничего не дает.
У одного короля был садовник, коричневый, как земля; и пах земляным потом, земляной сыростью. Цветы распускались в его руках, но ни одна девушка не обнималась с ним - каждой казалось, что в этих руках ее хоронят заживо.
Одна девица сплела себе рыцаря из веревочных лестниц - и вот узлы его мышц так и бугрились в рукавах и штанинах, и мысли комьями собирались на лбу.
Если бы я умела, я бы нарисовала улитку, которая живет в ушной раковине, - сам себе минотавр; и ее лабиринт полон серы; а над входом молоточек висит: постучись в висок и входи. (Не советую, э-э, не советую.)
Кузнец и сапожник смотрят в недоумении, как бежит по небу огромный клубок, а за клубком - старушка со спицами и на бегу вяжет шарф: клубок все меньше, шарф все длиннее. Бабушка, кричит кузнец, как ты туда залезла? Тетушка, кричит сапожник, положи немедленно млечный путь!
И всю ночь застенчиво и настойчиво капли щелкают по подоконнику.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, Город как миф и реальность, они назовут это "блюз", солёное, как море

10:59 

Длиннокот

Мне сказали Слово©

Цитатник

главная