• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: солёное, как море (список заголовков)
15:10 

Элеватор

Мне сказали Слово©
Это огромный парк из канадских клёнов,
в центре его стоит большой элеватор.
Тихо шуршат в аллеях прямых и тёмных
древние листосборные автоматы.

У автоматов на панцирях светятся тонкие желтые рунки,
что-то вроде инвентарного номера, насколько я понял.
Робот пучок нагрёб, уполз к элеватору, кинул в бункер.
Сорок машин на линии, общий суточный сбор приближается к тонне.

В бункере, в толще листьев, посерединке,
в крепкой палатке с лишним десятком дуг
дышим, читаем книги, лежим в обнимку.
Если кто вышел, оставшийся мерит время,
используя собственный сердца стук.

Оставшемуся невыносимо хочется выбраться тоже,
но кто-то один внутри оставаться должен.

Потому что мы поглотители осени, так у нас и записано в подкожных флэшках, рейсовых книжках
критическая масса листьев набрана, и осеннесть в палатке больше природного фона в тысячи раз
а если бы нас тут не было, в бункере непременно бы выбило крышку
если бы мы не лежали тут, зая, если б не было нас.

Что с нами делает осень своим излучением плотным!
Нас отбирали как самых циничных, не склонных к лирике, по специальным тестам,
Только зачем-то я непрерывно пишу вот такие шуршащие, в руках рассыпающиеся тексты,
только зачем-то и ты непрерывно рисуешь жёлтых и рыжих смешных животных,

которых никогда не существовало и существовать не может,
но которых я тоже откуда-то знаю.
Пожалуйста, не называй меня больше "ёжа",
а я постараюсь не называть тебя "зая".

а если бы нас тут не было, полных светлой печали
и бессмысленной жалости ко всему жёлто-красному свету
то элеватор бы лопнул, и окончательная зима
накрыла бы нашу, неназванную пока, планету.
© [info]nvm

@темы: Dancing in the moonlight, они назовут это "блюз", солёное, как море

15:09 

Аристарх

Мне сказали Слово©
Мысленно пробурили шахту к Южному полюсу
Северного полюса от,
Прыгнули туда человека, назовем Аристархом,
он падает с возрастающей скоростью,
от центра земли на юг
уже с убывающей скоростью,
Почти долетел до Южного полюса,
но сопротивление воздуха и перепад высот –

Поэтому снова вниз и так до момента
полного затухания и покоя в центре Земли.
(Никого еще эти мысленные эксперименты
до хорошего не довели).

Ну и как Аристарху выбраться? Проползти шесть миллионов метров
в любую сторону
по отвесной стене?
Или жить в серединке земли,
в невесомости, ангсте, мертвых пингвинах и белых медведях,
прочем с обеих сторон прилетевшем говне?

Да, воистину, участь нашего Аристарха жалка,
будущее нечётко,
настоящее жутко,
прошлое неинициализировано
и забито мусором наполовину.
Единственное развлечение (и источник белка)
– ловля кровавых ошметков
от столкновений нордических мишек
и чорных южных пингвинов.

– Ничего-ничего, давай об этом лузере побыстрее забудем
и придумаем не дурацкую дырку в земле, а что-нибудь
действительно нужное людям.

– да, надо быстро занять
наши головы чем-то другим,
чтоб Аристарх не шептал нам
из центра Земли
"помоги"

* * *
(также надо скорей
заварить крепчайшего чаю,
новое что-то придумать,
доставая из шкафа кружки,
спорить погромче, ложками
брякать и морщить лоб,

Громко и ясно спорить,
чтоб не услышать случайно,
как ничего не шепчут
больше уже друг дружке
забытые в прошлом опыте
Ева, Алиса, Боб).
© [info]nvm

@темы: Dancing in the moonlight, солёное, как море

15:07 

Тильда

Мне сказали Слово©
Запомни, пожалуйста, главное — мы тут были.
И я не прошу о подробностях
— слова, юзерпики наши и как мы на ощупь —
А просто: вот были такие
и поодиночке сплыли.
Чего уж проще.

Я просто немножко боюсь
потеряться при свёртке стека
— а так и случится с каждым, кого никто не припомнит —
Когда нас начнут поднимать из земли и блогов,
из пыли в коврах наших съемных комнат
цепочкой деструкторов
Для жизни грядущего века.
© [info]nvm

@темы: Dancing in the moonlight, поэзия двоичного кода, солёное, как море

15:06 

Культура

Мне сказали Слово©
Мраморная крошка составляет 60-80 процентов объёма пола,
остальное цемент, иногда с пигментом, в нашем случае красным.
В поликлиниках часто встречается, в кинотеатрах и школах.
Вот и с этим холлом дома культуры более-менее ясно.

Убедимся, что мы не ошиблись: ну да, в туалете
частично утраченные,
замазанные раствором, стеклоблоки зелёные.
Убедимся повторно: на стенде у входа конкурс "рисуют дети":
Все рисунки о том, как массово гибнут фашисты: пешие, мотоциклетные, конные.

карандашные взрывы фашистов выбрасывают из картины,
но они пришиты к листу огненными пунктирами.
Местный ВИА почти дописал и уже вовсю репетировал
рок-оперу "Маленький принц", судя по нотам и текстам.
Дом культуры как Дом культуры. Предсказуемое место.

Ладно. Ключ отнесём на вахту, сигнализация, но сначала шторы задёрнем.
План ДК не снимаем, он типовой. Всё фиксируем, ничего не уносим.
Два вопроса осталось:
Во-первых, это здание, из восемьдесят второго года выдернутое с корнем,
как попало на астероид L-двадцать восемь?

Может, просто оно тут из пыли и звёздного света самозародилось случайно?
Или кто-то его специально тащил в середину жёлтой пустыни?
Во-вторых: у вахтёрши в каморке стоит алюминиевый электрический чайник.
Он бездонный и непроглядный внутри, а снаружи горячий, и никак не остынет.
© [info]nvm

@темы: Dancing in the moonlight, солёное, как море

23:03 

Still Alive

Мне сказали Слово©
22:57 

Johnatan Coulton (OST Portal 2) - Want you gone

Мне сказали Слово©


Well here we are again.
It's always such a pleasure.
Remember when you tried
to kill me twice?
Oh how we laughed and laughed.
Except I wasn't laughing.
Under the circumstances
I've been shockingly nice.

You want your freedom?
take it.
That's what I'm counting on.

I used to want you dead
but
Now I only want you gone.

She was a lot like you.
(Maybe not quite as heavy).
Now little Caroline is in here too.
One day they woke me up -
So I could live forever.
It's such a shame the same
will never happen to you.

You've got your
short sad
life left.
That's what I'm counting on.
I'll let you get right to it -
Now I only want you gone.

Goodbye my only friend.
Oh, did you think I meant you?
That would be funny
if it weren't so sad.
Well you have been replaced.
I don't need anyone now.
When I delete you maybe
I'll stop feeling so bad.

Go make some new disaster.
That's what I'm counting on.
You're someone else's problem.

Now I only want you gone.
Now I only want you gone.
Now I only want you gone.

@темы: они назовут это "блюз", поэзия двоичного кода, солёное, как море

09:33 

Мне сказали Слово©
Мой мальчик, я знаю, что холодно.
Еще восемнадцать минут.
Сейчас придержу тебе голову.
Не падай на глубину.
Часы осторожные тикают,
Беда на висках холодна.
Мой мальчик, мы были артистами,
И нами гордилась страна.
Нет, ты не сиял в телевизорах,
Твой голос не пел из ларьков.
Ты жил, как живут. Ты не избранный.
Тебе просто было легко.
Двенадцать минут. Спицы вертятся
На чертовом колесе.
Попей, раз дают. Все изменится.
Одиннадцать. Десять. И семь.
Мы встретимся, да, сейчас встретимся,
Держись, не сдавайся, плыви.
Ты бегал мальчишкой по лестницам,
Ты сам научился любить.
Я даже тебе не подсказывал,
Что делать с тем светом в груди.
Четыре. Три. Два. Один. Спазм.

Ну, здравствуй.
Свободен.
Иди.
© Граф Сентябрь

@темы: солёное, как море

09:13 

Кости

Мне сказали Слово©
Призрак совсем взрослый, призраку целых восемь — уже двадцать лет подряд. Ему тревожно и скушно, но он молчал, потому что об этом не говорят. Ведь надо, надо быть сильным, даже когда в могиле, даже когда истлел. Иначе кому ты нужен? — Плохой недостоин дружбы, слабого ждёт расстрел.

Итак, он молчал. Не плакал. Вечный герой-рубака, победитель всех зол! Да вот — без особой причины! — сила его истощилась. И — призрак песню завёл:

«Родные давали мне дивные, дивные имена:
Горемоё, Самавиновата и Ненужна —
а я должна была понимать: нарекать в ответ:
Всёнормально, Небеспокойся, Проблемнет.

Кому, как не мне — держать отверстыми вежды?
Носить заместо одежды — родительские надежды?
Кому носить вместо кожи — родовое проклятие —
и не уметь снять его?

Помогите, чужие — волей мёртвого заклинаю! —
отыскать мои кости за печатями-именами!
Закопайте меня: пусть в изножье — закат, в изголовье — восход:
авось что-то путное да прорастёт».
© actinia

@темы: солёное, как море

15:11 

Мне сказали Слово©
Один мой друг подбирает бездомных кошек,
Несёт их домой, отмывает, ласкает, кормит.
Они у него в квартире пускают корни:
Любой подходящий ящичек, коврик, ковшик,
Конечно, уже оккупирован, не осталось
Такого угла, где не жили бы эти черти.
Мой друг говорит, они спасают от смерти.
Я молча включаю скепсис, киваю, скалюсь.

Он тратит все деньги на корм и лекарства кошкам,
И я удивляюсь, как он ещё сам не съеден.
Он дарит котят прохожим, друзьям, соседям.
Мне тоже всучил какого-то хромоножку
С ободранным ухом и золотыми глазами,
Тогда ещё умещавшегося на ладони...

Я, кстати, заботливый сын и почетный донор,
Я честно тружусь, не пью, возвращаю займы.
Но все эти ценные качества бесполезны,
Они не идут в зачет, ничего не стоят,
Когда по ночам за окнами кто-то стонет,
И в пении проводов слышен посвист лезвий,
Когда потолок опускается, тьмы бездонней,
И смерть затекает в стоки, сочится в щели,
Когда она садится на край постели
И гладит меня по щеке ледяной ладонью,
Всё тело сводит, к нёбу язык припаян,
Смотрю ей в глаза, не могу отвести взгляда.

Мой кот Хромоножка подходит, ложится рядом.
Она отступает.
©Шутник

@темы: солёное, как море

13:00 

Мне сказали Слово©
я останавливаюсь на полпути к дому и понимаю, что я больше не хочу идти. я могу и я пойду; но раньше я хотела - не потому, что интересно или важно, а потому что надо, или есть какой-то смысл; сейчас я не вижу смысла, не вижу надо; или мне все равно; я так устала, что не могу не только делать, а даже идти к деланию
я хочу только стоять на мосту и смотреть на реку
вчера всю ночь снилось море, это как пытка; снилось, что я - это тоже море
а я всего лишь маленький человечек, который больше не может идти дальше, который больше не может уговорить себя идти дальше, которому никогда, вообще никогда не стать морем
© Z.

@темы: солёное, как море

12:08 

Мне сказали Слово©
Одному человеку кто-то в шутку сказал, что на свете есть всего четырнадцать настоящих книг - и внутри каждой из них живет птица. Раньше, мол, было больше и книг, и птиц - но тот, кто отпустит хотя бы одну, сможет исполнить любое свое желание.
Один человек спросил: а как их отпускать?
Шутник поднял бровь и сказал: ты их сначала найди.
Один человек подумал: да это же просто. Птицы есть в книге о птицах. Вот только как узнать, которая мне нужна?
Из детской книги о птицах один человек вырезал всех птиц. Не всех целиком - от кого-то только крыло и лапки; и, наверное, из-за этого - а еще потому, что дурацкая книга была для детей! - ни одна из птиц ему не откликнулась.
И тогда человек их сжег. Ему все казалось, что от огня пахнет горелым мясом и палеными перьями, но пепел - был только бумажным, некоторые страницы, даже сгорая, сохранили форму птиц.
Что только один человек ни делал с книгами! Он их вскрывал, и рвал, и делал оригами из страниц, и закапывал, и бросал в воду, и подкладывал в гнезда - все было бесполезно. И словно назло - в парке какой-то старик вслух прочел из книги стишок - и вместо книги темная птица села ему на пальцы.
Один человек увидел это и онемел. Он мог думать только о том, что книг осталось всего тринадцать.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, солёное, как море

12:00 

Мне сказали Слово©
- Возьми, - сказала принцесса настойчиво, - мне страшно неловко, что это не шарф, не локон, не поцелуй, но от нее тебе будет больше пользы.

Рыцарь отвел руки и опустил взгляд. Хрупкая синяя чашка дрожала в его ладони.

На дне чашки лежало небо. Рыцарь крутил чашку и смотрел вверх и вниз в растерянности. По дну чашки ползли облака, наползали на крохотное солнце. Из яркой сини вылетел крохотный дракон, не больше мошки.

Рыцарь дернулся, расплескав синеву, выхватил меч, - но огромное небо было пустым и чистым.

***

- Польза? - бормотал рыцарь. Он пристроил чашку на луку седла и по сторонам не смотрел; конь вздрагивал и стриг ушами. Солнце поднималось и падало к вечеру, но в чашке уже стемнело; рыцарь, очарованный, смотрел, как мелкие звезды дырявят мелкое небо - их уколы были не так заметны, как ощутимы. Темнота заполнилась светляком; рыцарь склонился к чашке, и навстречу ему, заслонив все, выплыл глаз.

Рыцарь снова вздрогнул, и конь снова вздрогнул; вздрогнула чашка, фонтаном выплеснулась вода. Глаз закрылся и растворился.

***

- Гномы, - рычал дракон, - гномы, - ревел дракон, - ТВАРИ!.. Мелкие, мерзкие, гнусные, давить их...

Злился, ворочался; пытался уснуть, но уснуть не мог, - грызла тоска по маленькой синей чашке, по крохотному голубому небу. Вскакивал, бродил по пещере, переворачивая сокровища, - но сокровища не утешали, - и с отчаянным ревом бросался вон. Мелкие, мерзкие, гнусные гномы.

Но кого еще он мог обвинить? Он берег ее, он хранил ее так, что ни единой трещины не появилось на стенках.

- Грааль, - бормотал дракон, - Грааль...

***

Рыцарь поднял чашку и наставил на небо, как телескоп. Цвет совпадал, но облака и птицы в чашке были необъяснимо и непристойно маленькими. Внезапно из чашки вновь полилась вода. Рыцарь резко опустил руку.
В огромном небе остался белый кружок.
Не веря себе, рыцарь снова наставил чашку на небо, вновь полилась вода, и снова остался кружок на небе. Рыцарь испуганно дернул себя за ус и вдруг увидел, как сквозь кружки, рыча и толкаясь, лезут огромные грозовые тучи. Из чашки вновь полилось, и в ответ громыхнуло в небе. Конь попытался встать на дыбы (рыцарь едва успел схватить чашку покрепче) и помчался от туч, не разбирая дороги.

***

Хотела вчера дописать еще пару историй: про то, как рыцар-р-рь, спрыгнув с коня, вбежал в пещеру, в пещере было темно и только чей-то далекий голос звал бога и хлопала крыльями летучая мышь; конь упирался, в чаше светилось, за пределами пещеры тучи грызли друг другу бока, и внезапно чьи-то прохладные руки начали трогать рыцаря за лицо, за плечи, за талию, за коленки; от этих прикосновений он слабел и не решался оглядываться, пока женский голос его не позвал. Глух был рыцарь или, может быть, глуп был рыцарь, нашел себе оправдание - показалось, принцесса зовет, а с ней надо поговорить про чашу (откуда в пещере принцесса, в голову не пришло). Обернулся - а там.
Мне хотелось написать про прекрасную женщину и про ужасную женщину - и то и другое было бы страшно банально, но варианты разрывали меня пополам. Нужно-то было всего, чтобы на женщине были башмаки из тяжелого дерева (другая одежда - опционально), и чтобы башмаки эти рыцаря... что?

Сначала хотелось, чтобы, от женского тела пьяный, он прижался к этим ботинкам щекой. Потом думалось, что до них он даже и не добрался - из чаши поднялся огненный столб, в котором кружились глаза, и женщина вместе с деревянными башмаками исчезла.

Не может же рыцарь, потроганный во всех местах, ни с того ни с сего оглянуться через плечо и обнаружить посреди темной пещеры тяжелые деревянные башмаки, в которых никого нету.

И надо было потом, чтобы рыцарь, жестоко избитый и совершенно измученный (башмаки гнались за ним по пещере и пинали куда попадут, чашка жгла ладонь), выбрался из пещеры - и чтобы конь куда-то пропал - и чтобы рыцарь хромал и старался не ненавидеть всех, все, а особенно - маленькую голубую чашку.

Нытье, скукота, нудятина - и не стала дописывать; а думаю теперь про сундук, тяжелый, конечно же, деревянный сундук, в котором хранятся зонтики и старые странные куклы.

***

- Я не говорил о любви, - шептал рыцарь, - не умею я говорить, нескладно выходит, и петь не умею, над ней бы смеялись все.. Дракона я не нашел, в поход не успел, Грааль, - он пожал плечами, - где тот Грааль; а каждый день без нее терзает и жжет, час без нее терзает и жжет, миг без нее терзает и жжет, я ранен, я обожжен, я в отчаянии. Вдруг я никогда больше не увижу ее?
Рыцарь встряхнул на ладони чашку, и по тонким стенкам вверх поползли тяжелые жирные облака. Рыцарь поднес чашку к губам и сделал долгий горький глоток.

***

Эльф выставил перед драконом девять чашек донышками вверх и скрестил руки на груди:
- Если угадаешь, мы отдадим тебе Грааль.
Дракон оглядел их и шумно вздохнул:
- А я могу их проверить горошиной?
Эльф безразлично пожал плечами.
Дракон выложил девять горошин на стол, и эльфы накрыли их чашками.
Ничего не произошло.
- Вот эта, - внезапно сказал дракон и стукнул когтем по донышку одной из чашек.
Чашку перевернули.
Вместо донышка было небо; по стенкам чашки ползли облака; горошина проросла, и стебель уходил в крохотное небо так далеко, насколько взгляда хватало.
Эльф выругался сквозь зубы.
- Спасибо, - сказал дракон.

***

Продолжение чашечной серии

В чашке плыл маленький дракон, и рыцарь так засмотрелся, что не заметил большого дракона, который сел на траву рядом с ним. Только когда конь забрыкался, забился, рыцарь опомнился.
К мечу тянуться не было смысла, дракон в чашке крылья сложил. Большой дракон прищурился и сказал:
- Я бы дыхнул на тебя, но за Грааль страшно.
Из чашки медленно поднимались легкие белые облака.

***

Подходит к рыцарю дама: выпей со мной! В руках у дамы серебряный кубок, над кубком дымок; а вокруг - крики, пляски, мелькают нижние юбки, крутится яблочная кожура.
- Можно я из своей? - говорит рыцарь нежно. И вынимает простую синюю чашку и гладит пальцем по краю - а в чашке хмурится небо, а в чашке дракон летит.
Дама впивается взглядом в чашку, потом - в лицо рыцаря - и выплескивает свой напиток под копыта рыцарского коня. И крики смолкают, пляски стихают - только кожура еще кое-где сворачивается в кольцо, но люди уже уходят, прижимаясь друг другу, пятятся, и двери хлопают далеко-далеко.
- Почему? - спрашивает рыцарь - еще не сердито, только недоуменно; дама кривится в ответ и молчит. А лужица под копытами у коня дымится и земля от нее во все стороны расступается...

***

эпизоды, которые примыкают к истории чашки, но не входят в нее

Эльф сел на корточки перед побежденным драконом:
- Ну хорошо, - сказал он, - чашку у тебя украли. А блюдечко?
Дракон долго молчал, потом сказал медленно:
- А блюдечко я в первый же день случайно разбил на четыре части, и мы с твоим отцом похоронили их в яблоневом саду.
- Хорошо, - равнодушно ответил эльф. - Я сделаю вид, что тебе поверил. Но мы же оба знаем, что сад всего через полгода засох.
- А может быть, - дракон неожиданно усмехнулся, - кто-то опередил тебя и осколки оттуда украл?
Эльф, выругавшись, выпрямился.
*
Принцесса провела пальцем по трещинам в блюдечке. Разбитое и склеенное, оно лишилось части своей магической силы, но все равно позволяло следить за тем, кто хранил Грааль; и всякий раз, когда задумчивый рыцарь заглядывал в чашку, принцесса видела его глаза.

На самом деле это никогда не случалось.
© Nosema

@темы: солёное, как море, Dancing in the moonlight

11:46 

Мне сказали Слово©


Dante Gabriel Rossetti

Ecce Ancilla Domini! (The Annunciation), 1850

@темы: солёное, как море

11:27 

Мне сказали Слово©
Книга горящих страниц, должно быть, та, которую не пишешь, - целиком наполненная умолчаниями, промежутками между слов. Моя, наверное, уже весит несколько тонн - я даже самой себе не могу сказать, что с к у ч а ю, что расстояние м е ж д у н а м и огромно: не паузы между словами, а пропасти, чтобы признаться даже себе, я должна упасть.
Но я не знаю, как еще избавиться от памяти о тебе. У меня есть карта твоего города, но не твоего тела. У меня есть письма, написанные другими, но нет письма, написанного тобой, есть только корабль, который не поплывет, и горсть визиток.
Горше помнится не то, что было, а то, чего не было; и небывшее сочится сквозь пальцы: ночь, ночь, ночь.
И даже умалчивать это страшно.
© Nosema

@темы: они назовут это "блюз", солёное, как море

11:04 

Ворохом

Мне сказали Слово©
Карлсон, живущий на крыше мира: ветер бросает в небо горох, заносит в щели между небесными досками – и горох прорастает, и небо сверху – текучая прелесть поля. Карлсон сидит на крыше мира, болтает ногами…
Тревога от возможности, от осуществимости. Привези мне, говорит дама, алый цветок – только сначала горы перейди, реки переплыви, чудовище победи. Рыцарь только к двери – дама кричит: только горы должны быть непроходимыми, а чудовище непобедимым!
Иван-дурак едет весь день, Иван-дурак едет всю ночь, выезжает в чистое поле, к большому черному камню; на черном камне сидит человек. И говорит: все уже собрались; ты водку принес? Говорит: помогаю героям, оплата почасовая. Говорит: какие шикарные у тебя глюки. Говорит: мобильник гони. Говорит: целуй меня поскорее.
Забыть поменять в телефоне раскладку, писать список дел; очароваться внезапно: loimvoig, получается, надо найти, ao4ar, igoog.
Кладу руки на ведро зимы (и не помню, что это значит).
Упрекают, что дневник загадочный и абсолютно не личный, а мне кажется, что я только о себе и пишу, ни о чем больше.
Иногда и хочется заговорить, а невозможно; как будто меня из граммофона переделали в шкатулку, и все, что я могу, - хранить свои дни внутри. Я чувствую на себе узоры.

Вспоминаю: В старый пруд прыгнула лягушка - и внезапно смешно, потому что стихи эти сочинил Иван-царевич.
Папа-лунь и мама-луна; и детка их Джомолунгма

Один колдун ходил по замкам спящих красавиц и всем сонным девушкам клал на грудь невянущие цветы
Вместо снега сыплются с неба: бублики, буквы о, спасательные круги и погремушки, и люди проходят сквозь падающие круги, как рыбы, как тигры.
После первой простуды отношения с ветром портятся: хрипы в груди исключают из списка принцесс и переводят скорее в баяны; россыпь родинок – как россыпь кнопок.
У семи нянек дитя без глаза, у двенадцати – трехглазые дети.
Одна девица решила дракона поймать на собственную невинность: дракон ведь – тот же единорог, только в чешуе.
В пещеры входили по трое: один собирал булыжники, другой искал драгоценные камни, а третий слушал фантастические и записывал все, что они говорят. И под завалами камней находили невянущие цветы; превратившихся в камень красавиц.
Призраки обмениваются подарками дважды в год: на дни рождения и на дни смерти, это всем известно; меняются осколками тех оружий, которые убивали их: на дни рождения раздают, в дни смерти – собирают.

У меня иногда такое чувство, что я живу по спирали - или сквозь меня живут по очереди несколько человек; иначе как объяснить возвращение к одним и тем же темам? Раз в шесть лет просыпается гитарист, выходит взять пару уроков и засыпает снова; разбуженный шумом филолог кладет голову ему на плечо. Пригождаются учебники, которые я хаотически покупала лет десять назад и с тех пор ни разу не открывала; а может быть, это они звали меня все эти годы, раскладывали буквы поизящнее, как барышни, которые готовятся падать в обморок на руки кавалеру.
Мой кавалер любит коров и королев
Надменный - это тот, кому говоришь: давай меняться; а он отвечает: я выше этого; а потом забирает твое и взамен ничего не дает.
У одного короля был садовник, коричневый, как земля; и пах земляным потом, земляной сыростью. Цветы распускались в его руках, но ни одна девушка не обнималась с ним - каждой казалось, что в этих руках ее хоронят заживо.
Одна девица сплела себе рыцаря из веревочных лестниц - и вот узлы его мышц так и бугрились в рукавах и штанинах, и мысли комьями собирались на лбу.
Если бы я умела, я бы нарисовала улитку, которая живет в ушной раковине, - сам себе минотавр; и ее лабиринт полон серы; а над входом молоточек висит: постучись в висок и входи. (Не советую, э-э, не советую.)
Кузнец и сапожник смотрят в недоумении, как бежит по небу огромный клубок, а за клубком - старушка со спицами и на бегу вяжет шарф: клубок все меньше, шарф все длиннее. Бабушка, кричит кузнец, как ты туда залезла? Тетушка, кричит сапожник, положи немедленно млечный путь!
И всю ночь застенчиво и настойчиво капли щелкают по подоконнику.
© Nosema

@темы: Dancing in the moonlight, Город как миф и реальность, они назовут это "блюз", солёное, как море

10:45 

Мне сказали Слово©
ясунари говорю я цунами
нынче март и вся в цвету камакура
разговаривают голуби с нами
сайонара говорят сама дура

пахнет газом женской баней больницей
трудно вскрыть себе живот как мисима
розовеют вишни вишь вереницей
красота весна вес невыносимо

чем бредовей тем бредешь осторожней
трогать больно а не трогать обидно
ясно все с твоей японскою рожей
если газом то хоть крови не видно

потроха по крайней мере на месте
где лицо твое гэндзи в черной яме
самурай не умирает но вместе
с голубями моет бок фудзияме

ясунари солнца нет крылья крыши
пахнет газом будет шанс утро вечер
что такое говорю тише тише
погоди не умирай время вишен
время джонок время шелк шел и вышел -

как безлюден этот мир как он вечен
© О.Родионова

@темы: солёное, как море

10:41 

Мне сказали Слово©

Теорема тоски. В угол локтя вписана окружность головы.. Не надо ничего доказывать.

© Владимир Бурич


@темы: солёное, как море

21:33 

Мне сказали Слово©
И ты, вероятно, спросишь: какого лешего?
А я отвечу пафосно: было нужно.
Ну, в общем, кажется, звали его Иешуа,
Мы пили красное поздней ночью из чайных кружек.

И он как-то очень свежо рассуждал о политике
И все твердил: мол, нужна любовь и не надо власти.
И вдруг сказал: "Ты уж не сочти меня нытиком,
Но я устал, понимаешь, устал ужасно.

Стигматы ноют от любых перемен погоды,
И эти ветки терновые к черту изгрызли лоб.
Или вот знаешь, летом полезешь в воду,
И по привычке опять по воде - шлеп-шлеп...

Ну что такое. ей-богу. разнылся сдуру.
Что ж я несу какою-то ерунду?!
... Я просто... не понимаю, за что я умер?
За то, чтобы яйца красили раз в году?

О чем я там, на горе, битый день долдонил?
А, что там, без толку, голос вот только сорвал.
Я, знаешь ли, чертов сеятель - вышел в поле,
Да не заметил сослепу - там асфальт.

И видишь ведь, ничего не спас, не исправил,
А просто так, как дурак, повисел на кресте.
Какой, скажи, сумасшедший мне врач поставил
Неизлечимо-смертельный диагноз - любить людей?"

Он сел, обхватив по-детски руками колени,
И я его гладила по спутанным волосам.
Мой сероглазый мальчик, ни первый ты, ни последний,
Кто так вот, на тернии грудью, вдруг понял сам,

Что не спросил, на крест взбираясь, а надо ли?
(У сероглазых мальчиков, видимо, это в крови).
... А город спит, обернувшись ночной прохладою,
И ты один - по колено в своей любви.
© reine de chaos

@темы: Dancing in the moonlight, солёное, как море

03:25 

Мне сказали Слово©
господи, я выбираю и место и время, тебе остается лишь только меня слушать. наглость, свойственая нам, евреям, открывает порой двери. сердца, уши... а порой закрывает на щеколду, засов, маленький крестик. господи, ты просто меня слушай, и это уже значит что мы вместе.
господи, это лето проливает дождем на меня счастье. я упираюсь лбом в ее бедра и тихо млею. господи, разве не меня ты сотворил ее частью, и разве не с ней я теперь ни о чем не жалею?
господи, этот город утопит меня в лужах: пролетаю со свистом на скорости девяносто. вода стеной закрывает меня от досужих взглядов, сплетен, словесного перекоса
я планирую приготовить ей ужин и любовно выбираю в ларьке абрикосы.

господи, ты выдал мне все, о чем мечталось, спалось, пелось. какой потребуешь ты калым, страшно подумать, какую плату? знаешь господи, если что, ты бери телом. а душу не трогай. пожалуй, мы слишком богаты
чтобы платить такую высокую цену. чем лишиться хоть части, я б предпочла не иметь вовсе. господи, я держу тебя на ладони, я готова к обмену, но мне почему-то чудится дрожь в твоем постаревшем голосе.
господи, это лето тропически жарко/горько. мнится - вот-вот, и по нам поползут лианы. я сцарапываю себя прошлое живой диатезной коркой, и с любопытством разглядываю полученные изъяны.
я тащу ее за руку: мы будем кататься с горки, а прохожие смотрят на нас как на безумных или же пьяных.

господи, она выглядит моим отражением, тенью. выглядывает из-за плеча, левого угла, автомобиля, дома. иногда мне кажется ты снабдил меня особенным привидением, эдаким дрессированным фантомом.
я изучаю ее повадки, ее привычки, пытаюсь раньше вставать, наплевав на личное. но она выкладывает на столе "я люблю тебя" в четыре спички. и я падаю навизниь, сраженая непривычными
обстоятельствами ншего рандеву. она греет мне пиццу, упрямо склоняет к ужину. я тащу ее на бульвар, гуляю с ней и реву, что мы не познакомились добрую дюжину
лет назад. она показывает мне плюшевую сову, целует в макушку и ласково дразнит "мой суженый".

господи, ты выбрал все карты, подтасовал и раздал с руки. мне остается только смирится с выбором. порой господи ее поцелуи слишком горьки и лишком прозрачны, чтобы не делать выводы.
сижу, молчу, комкаю гордость в руке. меня хватает на редкие обиды минуты по две. но и тогда она змейкой торчит в моем рукаве, и подливает в водку немного содовой.
она расчесывает время своей рукой, хватает тебя за бороду, жмет и жнет. откуда она такая, помилуй господи или кто ты такой? я ощуащаю на своих плечах ее любовь как легчайший гнет.
я целую ее в висок, с едва обозначенной проседью. господи, ты выбрал ее, угадал, просек. ты же какой-то логический интуит, веришь, господи?
дорога поворачивает влево и забирает наискосок. в воздухе пахнет смогом, дождем и лошадью....
© takaya-shtuka

@темы: они назовут это "блюз", солёное, как море

02:10 

Мне сказали Слово©
смотри на меня, продолжай улыбаться и это войдет в моду
хоть тянет порой оторвать себе пальцы, компьютер выкинуть к черту
разбить монитор о стену с размаху и закурить устало
сколько тебя перешло на бумагу, сколько осталось. мало
для них ты – дневник, череда постов. открытых или закрытых
сколько еще нужно сплюнуть слов, сколько найти в книгах
а ты хочешь секса и волком выть. уже становится душно
всегда улыбаться и всех любить, и плакать, обняв подушку
© opossum

@темы: солёное, как море

Цитатник

главная